Мы и они - соседи

фото: worldofanimal.ru: Мы и они - соседи

В 2009 году в эфир вышло любопытное интервью, которое Николай Николаевич Дроздов взял у доцента кафедры биогеографии географического факультета Людмилы Георгиевны Емельяновой. Людмила Георгиевна поведала об интересных встречах с животными в природе и в городе.

НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ: Людмила Георгиевна, одна из особенностей вашей работы  заключается в специальных наблюдениях за животными. А были ли у вас неожиданные встречи с животными, которые вам особенно запомнились?

ЛЮДМИЛА ГЕОРГИЕВНА: Конечно, были. Ведь мы многие месяцы проводим в тайге, в тундре, в пустыне. В природе всё   подчинено определенным правилам и очень важные правила – территориальные. Вот мы разбиваем свой полевой лагерь в каком-то месте и обязательно занимаем чью-то территорию, вторгаемся, что называется, в чужой дом. Иногда так случается, что мы работаем в местах, где звери просто не знали, не видели до нас человека. Я вспоминаю одну из первых своих экспедиций на Южный Ямал. Мы долго добирались до места на моторке, а когда я вышла на берег то заяц-беляк вместо того, чтобы сделать ноги, подбежал ко мне и долго меня рассматривал – что это такое? А я рассматривала этого зайца. Но таких мест сейчас мало осталось.

Еще одна встреча запомнилась, уже не с зайцем, а с медведем. В якутской тайге. Мы проводили работу по изучению почвенных беспозвоночных. Вкапываются обыкновенные стаканчики в почву и ежедневно проверяются. Студент Дима из якутского университета эту работу выполнял. И каждый раз приходит в лагерь и говорит: «Вот опять медведь несколько стаканчиков выкопал… Да еще каждый раз меня в сторонке сопровождает!»

Я не поверила   и решила пойти с ним. Идем и громко разговариваем. Проверяем стаканчики. Я говорю: «Где же твой любимый медведь, Дима?» -  «Да – отвечает – сегодня и нету, наверное, потому что я не один». И буквально в следующую минуту прикладывает палец к губам и показывает в сторону. Я оглядываюсь и вижу…

НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ: Да, индивидуальный участок надо охранять, следить за ним…

ЛЮДМИЛА ГЕОРГИЕВНА: А иногда наш индивидуальный участок звери и птицы используют. Вот у нашей кафедры есть стационар на юге Архангельской области, в средней тайге. Это дом, в котором мы останавливаемся, живем во время практик и полевых работ. Зимой, как правило, дом пустует. И вот приезжаем ранней весной, обустраиваемся. Я открываю старый чемодан, в котором оставляю на зиму вещи и что я вижу?! В моем свитере гнездо из шерсти устроено и в этом гнезде копошатся розовенькие новорожденные полевочки. Есть такая рыжая лесная полевка. Непосвященному уху кажется странным – лесная полевка. Есть такая. Обычный вид нашей лесной полосы. И на тебе - новорожденные полевочки в чемодане ! Я тихонечко ухожу, не захожу уже в это комнату, а все равно, что не делаю – думаю, что же с ними делать? Где-то через час прихожу и осторожно опять заглядываю в чемодан – о счастье ! – гнездо пустое, мама-полевка перенесла всех своих детишек в другое место!

НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ: Удивительный случай. Да, припоминаю, многие животные поселялись неподалеку от нашего полевого лагеря…

ЛЮДМИЛА ГЕОРГИЕВНА: А часто и прямо в лагере. Опять же в тайге одна белая трясогузка свила гнездо на крышке старого-престарого рюкзака, висевшего на дереве. Белые трясогузки часто удивляют нас разными сюрпризами в деле устройства гнезд – рассказываю про гнездо в бочке и под сиденьем моторной лодки…

НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ: Ну а  в городе были у вас какие-нибудь курьезы с животными?

ЛЮДМИЛА ГЕОРГИЕВНА: Вот самые курьезные встречи – именно в городе, в городских условиях.  И даже в самом центре Москвы. Захожу в кондитерский, рассматриваю торт и  о! что я вижу – в самом центре торта на розочке сидит крошечный мышонок и неспеша кушает эту кремовую розочку! Люди смотрят на торт, но больше на ценник – никто мышонка не видит! Я сказала об этом продавщице, очень трудно было успокоить разбушевавшийся народ. Зря сказала.

НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ: Вот вам пример так называемых синантропных животных, то есть диких животных, активно использующих плоды жизнедеятельности человека, часто обитающие непосредственно в жилище человека.  Причем сейчас не только мыши, крысы, воробьи, вороны удобно устроились рядом с нами.

ЛЮДМИЛА ГЕОРГИЕВНА: Есть у нас очень неожиданные соседи в очень неожиданных местах. Например, вот уже много лет на здании Московского университета гнездится великолепная пара соколов-сапсанов. Очень высоко – 25-31 этаж! Здесь никто их не беспокоит и охотиться можно на излюбленную добычу, на птиц.

И вот припоминается один случай. Вы знаете, что на смотровую площадку Воробьевых гор часто заезжают молодые пары – невеста в белом, жених. И некоторые для придания торжественности моменту выпускают пару белых голубей. Голуби взлетают ввысь, скрываются за зданием университета… и возвращается один голубь! Да, это поработали наши соколы-сапсаны – ну как же – прямо к тебе прилетела добыча! И мне хочется связать этот трагически-курьезный случай с одной публикацией. Целая статья на страницу была посвящена планам орнитологов населить столицу соколами-сапсанами, которые якобы освободят Москву от ворон. Так вот этот случай – ответ . Ну зачем же связываться с вороной, когда вокруг полно всякой другой безответной живности? И действительно – если постоять всего несколько минут у здания МГУ, можно увидеть десятки ворон. Да и наблюдения нашего орнитолога Владимира Николаевича Калякина говорят о том, что ворона – очень редкая добыча сапсанов. Дрозды, голуби, даже вальдшнепы и корольки чаще становятся добычей сапсанов, чем вороны. А с воронами надо бороться другими способами – меньше оставлять остатков еды на улицах и скверах! А городскую популяцию сокола-сапсана можно создать и без не характерных для сокола задач!

НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ: Ну, соколов редко кто видит. Но не менее интересно наблюдать за привычными пернатыми.

ЛЮДМИЛА ГЕОРГИЕВНА: Совсем недавно произошла довольно обычная встреча на балконе моей квартиры по необычному поводу. Осенью мы покупаем два больших  арбуза,  складываем их и уже зимой разрезаем. В этом году я все семечки арбузные не выбрасываю, а сушу, так как сухие семечки  - очень любят шиншиллы. Сушить дома плохо – заводятся плодовые мушки. Я выставляю тарелочку с семечками на балкон. И вот что я вижу – к этой тарелке подлетают большие синицы и все семечки забирают! Лазоревки – маленькие синички – тоже прилетают, но я не видела, чтобы они брали  семечки. Так вот  - не выбрасывайте арбузные семечки!

НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ: Спасибо вам, Людмила Георгиевна, за увлекательную беседу.

Автор: admin
Просмотров: 113

Другие статьи из этой же рубрики

Каменный шмель
Шмели активны весь летний сезон, хотя у разных видов длина деятельного периода различна, в зависимости от того, где они обитают. В отличие от прочих опылителей, шмели способны работать на холоде, добывая нектар при температурах до нуля градусов. Потому шмели и заходят далеко на север, дальше пчел и ос.
Пилильщики
Пилильщики
На примере пилильщиков можно наблюдать самый первый этап эволюции перепончатокрылых. Как и у предковых форм, у них есть пиловидный яйцеклад, которым они делают надрезы на сочных частях растений. Но главным отличием от прочих перепончатокрылых является «сидячее брюшко», не отделенное от груди перетяжкой.
Муравьи
Муравьи
Вы никогда не задумывались над тем, каких насекомых на Земле больше всего? Сразу хочется сказать, что комаров. Тучами они носятся в воздухе, изрядно досаждая своей назойливостью и людям, и животным. Но комары живут не везде, а лишь в низких и сырых местах. Зато муравьев можно встретить практически повсеместно.
Лицедеи
Многие животные, чтобы спастись от врагов, подражают различным предметам. Особенно часто используют этот прием насекомые. Во многих случаях имитация бывает настолько совершенной, что не удается отличить копию от оригинала. Вот что писал по этому поводу биолог В. Лункевич: «Живя в Лондоне, я отправился однажды в зоологический сад.

Комментарии

-Комментариев нет-

Добавить комментарий


Последние комментарии

Поиск по сайту